Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Nord
  • orei

«Корова — пятнадцать рублей, а роспись — тридцать»

Оригинал взят у orei в «Корова — пятнадцать рублей, а роспись — тридцать»


Как и зачем возрождают умершую вологодско-костромскую роспись в детском центре «Чудь» Северные маляры-отходники, основоположники домовой росписи, еще в XVII веке расписывали избы зажиточных купцов. Их метод лег в основу знаменитых на весь мир уральско-сибирской и вологодской росписей.

В начале XX века этот народный промысел был практически утерян, а вклад костромских мастеров незаслуженно забыт. Корреспондент «Русской планеты» побывала в школе народных ремесел «Чудь», где возрождается костромская скорописная двухцветная роспись, и поговорила с хранительницей народного промысла Светланой Панфиловой.

Collapse )


Merjan Jumbal

Меря в преданиях мари и эрзи


Судьбы народа меря возможно проследить по сохранившимся у родственных ему марийцев и  эрзян легендам и преданиям. Уникальный по богатству и разнообразию материал, собранный марийским фольклористом Виталием Александровичем Акцориным, проливает свет на этапы и обстоятельства формирования современного марийского этноса.

http://akcorin.ucoz.ru/_si/0/70102183.jpg
Виталий Александрович Акцорин, фольклорист, ученый, родился 17 июля 1930 г. в деревне Берёзово-Шимбатрово Емангашского сельсовета Еласовского (ныне Горномарийского) района Марийской АССР.

В его книге «Прошлое марийского народа в его эпосе» (Под редакцией Н.В. Морохина), вышедшей в 2000 году, перед нами развёртывается повествование о переселениях по самым разным направлениям, столкновениях с соседями, освоении некогда глухих таёжных терриорий... Марийцев с правобережья Волги сдвинули степняки.

Они, в свою очередь, столкнулись на С.-В. нынешней Марий Эл с удмуртами - тогда народом таёжным, непривычным к земледелию. Тем пришлось потесниться. На Ветлуге и в Яранском крае марийцы ассимилировали местных "чучу" (чудь). С западной же стороны к марийцам подселялись многочисленные популяции, которые представляются как часть предков марийцев, но в которых не трудно угадать отселявшихся на восток мерян.
Collapse )
Merjan Jumbal

Мерянский дракон над Россией


Отголоски языческих культов дожили до 19 века и в фольклоре, и в домовой резьбе. Домовая резьба и наличники в частности — это не только своеобразие художественных традиций определенного региона, в них отпечатались древние, ещё языческие представления. Исходя из логики традиционной культуры на дом, как на родовой микрокосм, не станут помещать что попало. В особенности — на окна, который должны быть защищены от напастей, будь то моровое поветрие или дурной глаз. 


Драконы в домовой резьбе и коренные земли Merjamaa.


 
Collapse )
 
vdn

Древности Российского государства 212



Портреты. А — патриарха Филарета Никитича. Б — инокини Марфы Ивановны

Оба сии портрета, помещенные г. Бекетовым в собрании портретов знаменитых россиян (1821), давно уже выдаются за изображения родоначальников царственного дома Романовых: патриарха Филарета Никитича, в мире боярина Федора Никитича, и его супруги, великой старицы Марфы Ивановны из рода Шестовых. Их лиценачертания должны быть драгоценны для всякого русского, хотя бы они представляли какое-нибудь сходство с этими историческими лицами. Подлинники, с коих сняты сии портреты, хранятся в московской Оружейной палате; они писаны на холсте, в конце XVIII столетия, когда по догадкам и предположениям нередко давали неподписанным портретам произвольные названия и когда разные утвари приписывали то одному, то другому знаменитому лицу. На обратной стороне первого портрета написано по холсту чернилами, позднейшего почерка: Патриарх Филарет Никитич, а под ним имя художника: А. Антропов, 1772 года.

После сего, кажется, никакому сомнению не подлежало бы имя изображенного лица, если бы не противоречила его одежда и утвари, равно как и несходство с другими портретами сего патриарха.

Collapse )
lizo
  • pulman

Спасский мост

В древней Москве мост у Спасской (Фроловской) башни был своего рода биржей безработных священников. Здесь по утрам собирались попы без прихода, чтобы наняться служить обедни в многочисленные московские домовые церкви, причем торговались жестко и до последнего. Собирались они здесь потому, что рядом в соборе Василия Блаженного находилась поповская Тиунская изба, где сидел митрополичий, а позднее патриарший тиун, собиравший пошлины с церковников в бользу владыки. Попы вели себя достаточно буйно, и часто москвичи жаловались на них патриарху: "Попы садятся у Флоровского моста и всякие бесчинства чинят великие, меж собой бранятся и укоризны чинят скаредные и смехотворные, а иные меж собой играют и в кулачки бьются" :)
Устав от жалоб, патриарх повелел поставить над ними 8 старост поповских, к каждому были приписано 40 священников. Отсюда идет деление всех московских храмов на благочиния, сохранившееся и по сей день.
Толпившиеся на мосту попы привлекли писцов и книжников со своим товаром. там по обеим сторонам Спасского моста возникли книжные лавки, которые просуществовали здесь вплоть до 1812 г. В 18 веке на Спасском мосту появилось особое здание - Библиотека, один из крупнейших книжных магазинов города.



А. Васнецов. Книжные лавки на Спасском мосту.